Родословная Абая

В 20-х годах XVIII века на древней казахской земле, в Сары-Арке, кочевал род аргын (потомки тюрков), позже эту территорию захватили ойраты. В самый год Великого бедствия — 1723-й — сильно пострадали аргынцы, как и другие казахские племена, они, преследуемые жестокими разорителями — жонгарами, ушли в сторону Оренбурга, в леса под Орском. Прослышав о том, что Младший Жуз, продвинувшийся еще севернее их, принимает русское подданство, напуганные тобыктинцы-аргынцы вновь откочевывают, теперь уже к берегам Иргиза и Тургая, и утвердились в отрогах Чингиса, прогнав калмыков. А история этих мест такова. Когда-то Чингисхан, одолев всех своих врагов, был избран великим каганом и именно здесь, у подножия Чингисских гор, подвластные ему беки — родоначальники посадили его на белую кош¬му и, подняв над собой, внесли на гору, что стоит на востоке от р. Караул. Настоящее имя Чингисхана — Темучин. Избранный каганом, он получил имя Чингис. Значение это¬го имени: «высокий, могучий, великий». По имени его и названы были эти горы.

Прадед Абая Иргизбай — в четвертом ко¬лене был сподвижником Хана Аблая. У Иргизбая было четверо сыновей. Один из них назывался Оскенбай. От его старшей жены родился Кунанбай — отец Абая. Кунанбай родился в небогатой среде. Научившись мало-мальски читать, он тайком от отца — бия (судьи) брал присланные ему письма из разных уголков степного края, сличал их. И так, занимаясь самообразованием, научился читать книги на тюркском языке. Позже, повзрослев, Кунанбай открыл школу, наняв мулл» сам тоже занялся обучением и воспитанием казахских детей. Кунанбай-учитель был очень строг, придерживался назиданий Кора¬на. Он запретил казахам употреблять нюхательный табак, грозя нарушителям влить в ноздри купорос. Он ввел в обычай среди казахов совершать акты милосердия в виде занята.

Высокоавторитетный среди казахов Среднего Жуза Кунанбай был избран ага-султаном — правителем степного округа. Он имел чин майора российской службы и считался чиновником, поставленным во главе местного правления. За десятилетнюю службу по¬лучил дворянское звание. Кунанбай не стремился к богатству и славе, он хотел быть по¬лезным народу своему, угрозами ли, ласкою ли научить казахов добродетели, следовать законам шариата (мусульманское право — Ж.А.). Он совершил хадж (паломничество) в Мекку и там для паломников-казахов купил гостинный дом и совершил в нем жертвоприношение, потом этот дом он передал образованному человеку по имени Султан из Младшего Жуза, так как, по словам Кунанбая, основную долю денежных средств внесли хаджи-паломники из Западного Казахстана.

Во всех трех казахских Жузах с особым уважением люди относились к светлому ни Кунанбая, считая его верным и последовательным защитником ислама и справедливости. Кунанбай-хаджи умер в августе 1885 года в возрасте восьмидесяти одного года (год курицы).
В 1861 году в Париже на польском языке вышла книга под названием «О жизни Адольфа Янушкевича и о его письмах и дневниках, написанных из казахских степей». Главным содержанием этой книги являются наблюдения и впечатления от встреч с казахами Среднего Жуза.

Янушкевич — польский революционер, приговоренный к смерти за участие в восстании поляков в 1831 году, позднее был сослан в Сибирь. После восьми лет неволи он начал работать в Омском окружном суде в качестве канцеляриста, через некоторое время он переходит на работу в пограничную комиссию, занимающуюся управлением казахских степей. За короткое время он научился говорить по-казахски, часто выезжал в казахские кочевья.

В одну из поездок он встретился с Кунанбаем — ага-султаном, Янушкевич сравнивает Кунанбая с образом Байрона, человеком, способным повести за собой массы, управлять ими через свою железную волю. В своей книге он пишет: «Кунанбай в степи очень влиятельный человек. Он выходец из простого народа. Природа дала ему большой ум, удивительную память, острый язык. Деловит, постоянно хлопочет о нуждах своих соплеменников, отлично знает степные порядки и каноны Корана, а также российские правопорядки, касательно казахов. Он справедлив, «способен сечь волосок пополам» (Кара кылды ках жарган), примерный мусульманин. К нему за советом обращаются все: молодые, старые, бедные и богатые, едут из далеких мест, ища справедливого решения спорных вопросов. Его малейший кивок для всех — указание авторитетное, не подлежащее обсуждению.

Мухтар Ауэзов в своей эпопее «Абай вынужден был показать образ Кунанбая в числе отрицательных героев. Это является следствием классового подхода, необходимостью показа антагонизма в жизни тогдашнего общества. По мощи художественного обличения образ отца Абая не имеет себе равных среди всего, что написали другие авторы о темных антинародных силах. Кунанбай в романе воплотил в себе дух жестокости, интриг и коварства.

Коммунистическая идеология заставила Мухтара Ауэзова противопоставить отца с сыном и за это полностью одобрила автора. Хочется думать, что Мухтар Ауэзов шел на это с болью в сердце, отступил под напором идей тоталитаризма. Современники Кунанбая Янушкевич и Ша-карим Кудайбердыулы, писали о Кунанбае только положительно, восхищаясь его способностью повести за собой народ. Шакарим в своей, книге «Родословная» прозорливо пишет: «Все три казахских жуза знали светлое имя Кунанбая-хаджи. Но с горечью думаю, что нынешнее поколение вряд ли помнит его.

Басқа да ұқсас мәліметтер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *