Психология как концентрированное выражение экономики

Быстрый, лавинообразный сход экономик внешне благополучных стран в стремнину нестабильности побудил искать объяснения причин кризиса в психологических факторах. Этого не избежал даже такой признанный в финансовых кругах авторитет, как Джеффри Сакс. В своей неординарной статье «МВФ является властью для себя» он писал: «Не имеется никакой фундаментальной причины для финансового бедствия Азии за исключением финансовой паники непосредственно. Потребности Азии в значительном преобразовании финансового кризиса реальны, но это недостаточная причина для паники и не оправдание для резкой корректировки макроэкономической политики. Потенциал Азии достаточен для того, чтобы предупредить экономический спад: бюджеты находятся в балансе или активном сальдо, инфляции — низкие, нормы частных сбережений высоки, экономисты настроены на рост экспорта.

Азия пошатнулась не из-за кризиса основ, а из-за самопроизвольного изъятия краткосрочных кредитов. Это получается в результате того, что каждый инвестор узнает, что все другие инвесторы снимают со счетов свои требования. Так как краткосрочные долги превышают резервы иностранной валюты, то для каждого инвестора «рационально» присоединиться к панике».

Говоря об экономических потрясениях в регионе, российский исследователь В. Попов почти в тех же выражениях пишет, что кризис «разразился, что называется, на ровном месте, исключительно (или почти исключительно) благодаря ожиданиям и вопреки fundamentals.

Что же касается «психологии», то свою роль, и немалую, психологические факторы в развитии кризиса, несомненно, сыграли. Недаром в связи с ним было остроумно сказано, что «экономика — это, конечно, математическая наука, но на деле она относится к области психологии».

Психологические пружины в развитии экономических про­цессов, как и вообще общественных явлений, дают знать о себе сильно, и неудивительно, что за происходившим в Азии с повышенным интересом следили вместе с экономистами также представители смежных дисциплин, и в их числе психологи.

Подобное сотрудничество — дело не новое. Стоит лишь ука­зать на монографию российского исследователя А, Китова «Экономическая психология», вышедшую в московском из­дательстве «Экономика» в 1998 г.

Системные наблюдения психологов небесполезны для объяс­нения и прогнозирования поведения отдельных личностей и социальных групп в остроконфликтные моменты. Например, действия инвесторов психологи сравнивают с поведением лю­дей, спасающихся из объятого пожаром театра: каждый в от­дельности паникующий зритель «рационален», но их коллек­тивные действия ведут к трагедии, и в дни кризиса много раз вспоминались вещие слова Франклина Рузвельта, с которыми он во время Великой депрессии обратился к американцам: «Един­ственное, чего мы должны бояться,-это самого страха».

На нарастании кризиса сказалось также действие преслову­того «механизма самореализующихся пророчеств». Смысл его состоит в том, что если большое число людей верят в то, что какое-то событие должно произойти, оно обязательно произой­дет, потому что раз они верят, то и поступают соответственным образом, их действия как раз и приближают это событие.

Как в Японии, так и в других странах ЮВА психологичес­кие нюансы сопровождали все перипетии кризисных испыта­ний, переходя нередко в угнетающие психику кошмары, — кри­зис есть кризис, и кто-кто, а мы, живущие в постсоветском пространстве, многое испытали на себе.

Но при всем этом инструментария психологов совершенно недостаточно для объяснения истинных причин страха и па­ники — их корни в реалиях жизни, в экономических отноше­ниях, породивших кризис.

Данное утверждение, однако, не должно настраивать на ни­гилистское отношение к психологической науке. Напротив, ав­тор склонен решительно поддержать тех представителей этой отрасли знаний, которые ратуют за ее возрождение у нас в стра­не и возвышение на качественно новый уровень. В пользу это­го говорит произошедший в ходе реформ рост интереса к психологическим знаниям в странах СНГ. По данным руководителя Центра этнопсихологии и этнопедагогики КазГУ имени Аль-Фараби К. Жарикбаева и его коллег, если в начале 90-ых годов в России было всего шесть факультетов психологии, то сейчас 125. Лишь в Москве они действуют при 25 вузах. Фигура психолога становится все более незаменимой не только в школах и других учебных заведениях, но и на предприятиях, фирмах, в министерствах. И нельзя не разделить озабоченности ученого и его коллег по поводу серьезной недооценки психологической науки у нас в Казахстане, где статус ее неоправданно принижен и многие вопросы решаются без ее участия. Поэтому всяческой поддержки заслуживает предложение о разработке стратегической концепции развития данной науки в стране с учетом ее важнейшего социокультурного аспекта — евразийства, значительного повышения ее роли во всех сферах жизни, в том числе в экономике, в отраслях которой требуется создать социально-психологические службы.

Ныне, когда особую актуальность приобретает поиск эффективных путей выхода из экономического и экологического кризисов, на первый план должны выдвигаться исследования психологических аспектов радикальной экономической реформы, психологических условий формирования хозяйственных механизмов рыночной экономики, предлагают ученые.

Басқа да ұқсас мәліметтер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *