ЭВОЛЮЦИЯ ТЕОРИИ ФИНАНСОВ

О вкладе финансовой системы в общеэкономическое развитие страны бурно дискутируется с давних пор в экономической литературе, и некоторые авторы видят ее как решающий фактор развития реального сектора экономики [3, с. 130]. Пилгрим дает четкую формулировку: „Out of different infrastructural facilities which are a pre-requisite for a balanced growth of the economy, development of a proper and effective infrastructural system ist he most important one» [9, с. 56]. Существует все же и другое мнение, что развитие финансовой системы необходимо [1, с. 790].

Ниже представлен короткий литературный обзор об образовании теории финансов, которые берут свое начало из трудов прошлых лет. Условно он был разделен на четыре временных периода, а именно труды XIX-го столетия, труды со времен Кейнса (1936), труды со времен Мак Киннина (1973) и Шэу (1973) и с 90-х годов прошлого столетия (так называемый период зарождения и бурного развития теории финансов). При изучении теоретических трудов первого периода можно констатировать, что в классической национальной экономике не было разработано систематического анализа о вкладе банков, бирж и денег в экономический рост государства. Лишь только некоторые классики, как Смит (1911) и Мак Леод (конец XIX столетия), придерживаются мнения, что банковское дело может активно способствовать экономическому росту страны [11, с. 289]. По мнению Мак Леода, банковское дело является «Manufactory of Credit», он видел в банковском кредите содействие экономической деятельности [12, с. 220].

По Марксу (1894), банки и биржи представляют заемный капитал и способствуют, таким образом, расширению производства. Он рассматривает деятельность финансового сектора как следствие отдачи из реальной экономической деятельности [7, с. 347]. Немецкие старейшие исторические школы занимались с самого начала возникновения вопросами развития финансового сектора. Так, Хильдебранд (1910) в теории ступенчатого развития «Натуральное хозяйство – Денежное хозяйство – Кредитование» утверждает, что в процессе развития приобрели новую и для экономического развития значительную функцию. В трактатах представителей новой исторической школы, как Шумпетер (1911) в «Теории экономического развития» и Сомбарт (1927) в «Современный капитализм», репрезентируют все еще в настоящее время неиссякаемый источник для экономико-теоретического материала и точной структуризации.

Шумпетер подчеркивал значительный вклад финансового сектора и силы человеческого изобретательства в экономическое развитие государства [13, с. 110]. Сомбарт в свою очередь разъяснил значение сбережений как основу для образования потенциального капитала и банковского кредита как важнейшее условие развития капитализма [12, с. 218]. Уровень финансового развития тесно взаимосвязан с ростом ВВП на душу населения, ставкой перераспределения капитала и эффективностью пользования капитала [6, с. 218]. Труды Мачлапа (1931) о финансовой системе считаются пионером теории финансовых институтов. Важно при этом отметить, что именно он установил роль общеэкономического финансирования и необходимость передачи народнохозяйственных сбережений через рынки кредита и капитала [4, с. 32].

Следующий период получил свое начало благодаря трудам Кейнса (1936), который указывал на несущественное влияние финансовой системы на долгосрочный рост экономики государства. Он относил общеэкономический ресурсный капитал к постоянным показателям, и только инвестиции играли ключевую роль, которую определяли общеэкономический выход капитала. Также поздние труды Кейнса об экономическом росте указывали на влияние финансового сектора лишь попутно, т.к. инвестиции в сравнении со сбережениями рассматривался как первоначальный фактор. На его взгляд, финансовый сектор в состоянии предоставить ликвидные средства, которые инвесторы запрашивают. После 1945 придерживаются мнения, что финансовое развитие страны является результатом развития реального сектора экономики. В теории финансовых институтов Гюрлей / Шэу (1955) различают между избытком ресурсов (вкладчиков) и их дефицитом (инвесторы) и указывают на воздействие финансовых институтов при сведении вкладчиков и инвесторов вместе [5, с. 523]. Труды Мак Киннина (1973) и Шэу (1973) дали основу для развития нового этапа теории финансов. Они ввели новое понятие в экономической литературе «финансовой репрессии», которое в настоящее время выражает понятие чрезмерного регулирования финансового сектора. Авторы придерживались мнения, что чрезмерное регулирование оказывает тормозящее воздействие на формирование сбережений и на эффективность перераспределения ресурсов.

К инструментам финансовой репрессии относят, прежде всего, установление верхней процентной ставки для вкладов и кредитов, создание особых условий для определенных заемщиков, формирование законодательных минимальных резервов, а также введение специальных налогов и пошлин, которые обременяют финансовое имущество и финансовый трансферт [4, с. 42]. Реакцией финансового сектора на регулирование являются финансовые инновации, вызывающие развитие теневой экономики и «процветание» неформального финансового рынка. Таким образом, центральным пунктом высказываний школы Мак Киннона и Шэу лежит в фальшивых сигналах об экономической ограниченности ресурсов и ухудшении общеэкономического их перераспределения через искажение их рыночной стоимости. Труды этой школы являются основой для теории финансов (TheoryofFinance).

Ученые университета г. Охайо (OSU) представили теорию финансов (Theory of Finance), которая подчеркивает как значение финансовых институтов для экономического развития страны, так и причину слабого развития при чрезмерном государственном вмешательстве. Во многих публикациях OSU указывают на дискриминацию финансовыми институтами финансово бедных и слабых через выборочную кредитную политику [10, с. 71]. Они обосновывают свой взгляд следующими аргументами [10, с. 227]: 1. По причине недостаточности информации и незначительных сбережений выгодные услуги неформального финансового рынка предоставляются для слоев населения с низкими доходами лишь в очень ограниченном количестве. 2. Несмотря на дотационные кредитные программы и установленные кредитные квоты с целью стимулирования бедных, возможность получения кредита для них остается не из легких. Банки обслуживают эти группы населения через обременение их беспроцентными затратами (в виде ожиданий, взяток или бумажной волокиты и бюрократии), т.к. они не могут включить все общие финансовые затраты в стоимость кредита. Следствием чего является концентрация «дешевых» кредитов в руках избранных [10, с. 60].

Вышеперечисленные аргументы ведут к снижению производительности финансовой системы. С одной стороны, у финансовых институтов отсутствуют стимулы к активному привлечению вкладчиков, с другой – отказывает распределительная функция финансовых институтов. Вместо того, чтобы минимизировать невозвратность кредитов, банки нацеливаются на увеличение кредитных квот и обязательств. Следствием чего является ослабление внутренних стимулов для развития инновационной кредитной технологии [10, с. 96]. Представители теории финансов (Theory of Finance) предлагают следующие мероприятия: Во-первых, должны быть отменены государственные ограничения в области процентной политики и политики фирмы финансовых институтов. Результатом этих мероприятий является меньшая зависимость финансовых институтов от политических интересов различных общественных групп и облегчение получения кредита бедными благодаря росту объема задолженности целевых групп и завоевание их доверия к финансовому рынку и институтам [10, с. 126]. Во-вторых, особенностью этой теории является оценка роли неформального финансового рынка. Она видит в них важный стимул финансовотехнологических инноваций. К тому же неформальные рынки не должны подавляться или игнорироваться, а должны привлекаться в процесс реформирования финансового рынка [8, с. 188].

Басқа да ұқсас мәліметтер

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *